АНГЛИЙСКИЙ – ДУРАЦКИЙ ЯЗЫК?

Есть еще одно негативное (пред)убеждение, с которым я часто сталкиваюсь среди тех, кто приходит ко мне учить английский, и оно тоже очень тормозит учебный процесс. «Английский – дурацкий язык», «как тут все по-дурацки», «зачем в английском столько времен, мы прекрасно обходимся тремя» (вообще-то, строго говоря, двумя!), «а нафига эти артикли, вот в русском их вообще нет, и всё окей»… ну и так далее. Знакомо?

Более позитивный настрой – это: английский не «дурацкий», а просто ДРУГОЙ. Действительно, между русским и английским существует определенная разница с «упаковке» информации: в русском больше разной информации «упаковывается» в одно слово, в то время как в английском она разделяется на отдельные (часто очень короткие) слова. В русском языке больше возможностей для использования приставок (префиксов) и суффиксов. Например, в слове «недопереписывала» три приставки (не-, до- и пере-), два суффикса (-ыва и -л) и окончание (-а). В английском же комбинации приставок вообще практически не встречаются. Или возьмем русское слово «котов»: тут из одного слова понятно, что речь идет не только о определенном типе животного, но и о животном мужского пола, что этих животных больше одного, и что это слово должно сочетаться с другим существительным (например, «хвосты котов»). В английском же аналоге “of male cats” будет три слова, а не одно: мужской пол выражен отдельным прилагательным “male”, соотношение с другим существительным выражено отдельным предлогом “of” и только множественное число выражено суффиксом -s.

То же самое и в глаголах: русское «дописывала» (одно слово!) будет выражено по-английски тремя словами, was writing up, где вспомогательный глагол was и окончание -ing выражают то же, что и русские суффиксы -ыва и -л, а глагольная частица (по-английски: particle) “up” выражает то же, что и русская приставка до-. Мы слепляем все вместе, они разделяют на отдельные слова.

А что артикли? Почему англичане заморачиваются с артиклями, хотя мы прекрасно обходимся без них? Потому что в русском языке есть другие средства для выражения определенности и неопределенности. Возьмем, например, два предложения: «Мальчик поцеловал девочку» и «Девочку поцеловал мальчик». Оба они описывают одну и ту же ситуацию, в которой девочка является объектом поцелуя, а мальчик – субъектом этого действия. Но второе предложение, «Девочку поцеловал мальчик», мы используем только если девочка уже упоминалась в разговоре. В английском она была бы “the girl”, а не “a girl”. В первом же предложении, «Мальчик поцеловал девочку», девочка может упоминаться в разговоре впервые, “a girl”. В русском языке мы можем менять порядок слов, потому что нам понятно кто кого поцеловал… из падежных окончаний (-у в слове «девочку» как раз и указывает на то, что она является объектом действия, а заодно на ее женский пол и единственное число). Получается, в английском артикли, у нас падежи – и какой язык более дурацкий? Это дело вкуса. Нам привычнее одно, им другое.

Кстати, связь между наличием артиклей и отсутствием падежей (и соответственно, свободным порядком слов) подтверждается и более широким обзором языков мира: в большинстве языков есть либо артикли, либо падежи. (Хотя это не стопроцентное совпадение: например, в языке басков есть и падежи, и артикли. И какой язык теперь дурацкий?)

Да и история самого английского языка показывает эту обратную связь между артиклями и падежами. Когда-то на заре своей истории, во времена короля Альфреда Великого, в английском языке не было артиклей… а были падежи! Потом «понаехали тута» викинги, а за ними норманны, и довольно быстро падежи выпали из употребления. Вместо них появились артикли и фиксированный порядок слов. А на несколько столетий раньше то же самое случилось на материке: в латыни были падежи и не было артиклей, а во всех романских языках (французском, итальянском, испанском, португальском…) есть артикли и нет падежей.

По-русски можно спеть с Окуджавой «судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе…» (только один предлог в последнем случае!), а в английском это было бы “fate, of fate, to fate, with fate, about fate” – все падежные отношения выражены предлогами, а не падежными окончаниями. То есть само существительное fate не меняется. В каком-то смысле это русский язык «дурацкий»: мои американские студенты по русскому языку думают как раз так, ведь им приходится запоминать, что у нас «с маслОМ», но «со сметанОЙ», а также «на стене», «на окне», «на потолке», но почему-то «на полу» и многое другое.

Поэтому каждый раз, когда вам думается, что английский – дурацкий язык, вспоминайте, что артиклей у них только два, а падежей в русском шесть! И кому повезло?